Александр Ткаченко

Продюсерский центр Студия «Третий Рим» представляет фильм «Слепая любовь», снятый по заказу канала «ТВ Центр».  Этот фильм снимался 8 лет. Он рассказывает о судьбе незрячей девочки Насти Насибуловой. 

«Мы привыкли к тому, что между миром незрячих и миром обычных людей – стена. Перебраться через нее невозможно.В мире незрячих – особые проблемы, особое отношение к жизни. Герои фильма "Слепая любовь" пытаются разрушить эту стену. Хотя бы на время. И иногда это им удается».

Мы беседуем с автором фильма «Слепая любовь» Александром Ткаченко. 

Александр Ткаченко - автор фильма "Слепая любовь"- Александр, как возникла идея фильма?
-  Все получилось, в общем-то, случайно. 8 лет назад мы снимали репортаж для телепрограммы «Я - мама!» в обычной группе детского сада. Во время съемок я обратил внимание на девочку, которая выделялась среди других детей своим поведением. Она была незрячей. Я познакомился с самой девочкой и с ее мамой. С этого и началось.
-    А как эта незрячая девочка оказалась в обычном детском саду?
- Ее сюда приводила мама. Она хотела, чтобы девочка общалась не только с незрячими сверстниками, но и с обычными детьми.  Еще тогда меня поразило отношение мамы к своей дочери Насте. Она не считала ее инвалидом, нет – обычный ребенок. Ребенок с особенностями. Можно сказать, что все эти годы нашего знакомства и съемок – а снимали мы фильм все эти 8 лет - мы учились у нее так же относиться и к Насте, и к другим незрячим детям. Но это трудно. Все время хочется подскочить, что-то подобрать, протянуть, помочь. Все-таки подсознательно жалеешь такого ребенка. А незрячие очень обижаются, когда их жалеют. Не надо жалеть, надо что-то делать для них. Героиня нашего фильма Елена Насибулова, мама Насти, никогда таких слов нам не говорила. Она просто так живет.
- Родители, у которых рождается незрячий ребенок, обычно замыкаются в своей беде.
-   Вот и я так считал до знакомства с Еленой. И потому меня так поразила ее фраза, записанная на пленку в самом начале нашего с ней знакомства: «Я даже горда, что у меня родился такой ребенок». Елена очень сильный человек. И когда она столкнулась со своей бедой и увидела, что помощи, по сути, ждать неоткуда, то не замкнулась в себе, а начала действовать. Ходила по поликлиникам и расклеивала объявления. Предлагала объединиться родителям, у которых незрячие дети. Создала «Фонд реабилитации незрячих детей и их родителей». Я поразился, когда в первый раз услышал название этого фонда. Действительно, первое время реабилитация нужна не столько детям, сколько родителям.
- Относиться к незрячим, как к равным. Это и к незнакомому человеку трудно, а уж к собственному ребенку…
- Ну к примеру, мы общаемся с Еленой на кухне. Она зовет из соседней комнаты Настю. Приходит Настя. Елена просит: «Налей-ка нам чайку». И Настя наливает нам чай, отрезает пирог.  Все сама. Конечно, Елене нужно было сделать специальное приспособление на чайнике, чтобы дочь не ошпаривалась кипятком, придумать специальные кружочки на стиралке и СВЧ, чтобы дочь могла ими пользоваться. Но главное-то в другом: она действительно относится к своему ребенку - как к равному. «Налей-ка нам чайку!».  
- А сама Настя, она понимала, что ее снимают, о ней делают фильм.
-  Для нас и Насти это был не фильм, а какая-то игра. Настя росла, мы ее снимали. Она к этому привыкла и к нам привыкла. Любила пересматривать какие-то старые съемки. Вот я по привычке говорю: «Пересматривать». А какие-то записи не могла слушать, просила выключить. Например, когда в кадре начинали пищать ее любимые дельфины. Ведь сейчас в Московском дельфинарии нет занятий незрячих детей с дельфинами. И я не представлял, какая это, оказывается, потеря для детей. Кстати, занятия с дельфинами в Москве – это тоже идея Елены Насибуловой. И для этого она получила необходимые сертификаты в Европе. Сначала она привела в дельфинарий Настю. Потом пришли другие дети.
- А что давали незрячим детям эти занятия? Почему именно дельфины?
- Нужно видеть, как меняется лицо ребенка в дельфинарии! Это есть в фильме. У незрячих детей одна из главных проблем в том, что с ними никто не хочет или не может играть. А дельфин – может. Дельфинарий – одно из немногих мест, где можно увидеть улыбку на лице незрячего ребенка. И на лице его мамы. К сожалению, эти занятия и эти улыбки остались только на наших пленках.
- Вообще получается, что у нас спасение утопающих – дело рук самих утопающих. О незрячих детях заботятся только их родители, люди с активной жизненной позицией. А как же общество, государство?
- Наверное, наше общество, пока еще не слишком готово к тому, чтобы относиться к незрячим, как к равным. В этом смысле мы сильно отстаем от Запада. Там еще 20 лет назад были созданы необходимые условия для незрячих людей: специальные покрытия на дорогах, «говорящие» светофоры, выпуклые полосы в метро, специальные площадки на транспорте. Конечно, радует, что все это теперь появляется и в Москве; в столице в последнее время уделяется больше внимания людям с ограниченными возможностями. Но, несмотря на ощутимый       прогресс, сделать еще нужно очень многое.
- А ведь незрячим людям нужно не только передвигаться по городу, но и учиться, получать профессию, работать.
- Вот только один из примеров, который меня поразил. В некоторых школах-интернатах для незрячих туалеты сделаны совместными. Дети же все равно не видят! Нет площадок для прогулок, и спешащие на работу люди идут прямо по школьному двору, сбивая с ног незрячих детей. Наша героиня Елена Насибулова рассказывала мне о случае, который ее особенно потряс. Ее Настя принесла из школы «тройку» по рисованию. Елена рассказывала, как пыталась понять логику педагога, поставившего незрячему ребенку «тройку» по рисованию. Наверное, своя логика там была. Но в нашем фильме есть кадры: Елена учит Настю рисовать «пальчиками». Для этого она придумала разводить каждую краску водой особой температуры. Красная получалась теплее желтой, а желтая – теплее синей. Солнце на рисунке выходило огненно-горячим, а трава – прохладной. Это тоже – «реабилитация». Кто-то учит незрячих детей краскам мира, а кто-то ставит «тройку» за рисунок.
 - Работая несколько лет над этим фильмом, Вы для себя открыли, чем же мир незрячих отличается от мира обычных людей?
- Осознать это зрячему человеку очень трудно. Но я понял другое. К незрячему человеку можно относиться как к инвалиду, а можно так, как относится героиня фильма Елена. Она верит, что незрячие дети посланы для того, чтобы сделать мир лучше, добрее и что именно на них – на этих детях, проверяются все ценности нашей жизни. Я увидел, что любовь этих родителей к своим детям «слепа» только на первый взгляд. Ведь в ней – и служение, и вызов.
 
30.06.2010
 
 
 

 


весь список

Интервью

115419   Москва
2-й Рощинский пр-д
д.8   стр.5   оф.4
т/ф: +7 495 232-21-73
e-mail: info@3rim.ru