Николай Виноградов

Николай Виноградов10 лет назад  15 марта 2001 российский самолет Ту-154, выполнявший рейс "Стамбул-Москва", был захвачен террористами. По их требованию самолет совершил посадку в Саудовской Аравии. Более суток пассажиры лайнера и его экипаж были заложниками террористов.  За развитием событий следили все ведущие мировые информационные агентства. Одним из главных действующих лиц того происшествия, был командир захваченного самолета пилот первого класса Николай Виноградов.

Предлагаем вашему вниманию фрагмент интервью, которое Николай Виноградов дал корреспонденту Продюсерского Центра «Студия Третий Рим»  во время съемок фильма «Хроники «черных ящиков».
 
-  Николай Сергеевич, как обычно встречают и провожают летчика домашние? Как-то по особому?
-  Помните фразу героя Леонида Быкова из фильма «В бой идут одни старики»: «В ставке Гитлера ходят упорные слухи, что некоторых наших летчиков перед полетом крестят»... И я знаю, что когда я выхожу – жена меня крестит вслед... Мы тогда жили в Бутово. Как раз третий разворот с курсом 240 проходил над нашим домом.  Когда мы возвращались и пролетали над домом, я обычно для дочки включал фары и махал крыльями. Думаю, она там бегает сейчас: «Вот, мой папа летит!».  Но в тот день крыльями я не помахал. А когда я вернулся после всех событий домой, жена мне сказала: «Ты перед полетом не ту рубашку одел. Я тебе специально приготовила белую, повесила ее, а ты одел другую»…
- Расскажите, что произошло в тот день на борту?
 -  Это случилось  15 марта 2001 года. Был обычный рейс. Мы вылетели из Стамбула курсом на Москву. И буквально через 20 минут мой самолет был захвачен чеченскими террористами. Их было трое - Супьян Арсаев, его сын и племянник. По закону подлости в тот раз у нас оказался неисправным замок входной двери в кабину экипажа, то есть дверь свободно открылась со стороны пассажирского салона. И хорошо, что первым в эту дверь вбежал наш бортпроводник Коля. Он закрыл за собой дверь и сказал: «Ребята, нас захватили». Потом он  выскочил, своим телом закрыл доступ к кабине и практически сутки мы оборонялись, по очереди держали дверь, чтобы террористы ее не открыли. Уже потом придумали для этого специальное приспособление.
- Что стали делать после того, как узнали о захвате?
- Я сразу развернулся, чтобы сесть в Стамбуле. Уже заходил на посадку,  и в это время террористы передали мне: «Если ты сядешь, мы взорвем самолет».


Террористы передали мне:
"Если ты сядешь, мы взорвем самолет"...

Они выдвинули требование следовать в Саудовскую Аравию.  Пришлось лететь туда. Но когда вошли в зону Саудовской Аравии, местные диспетчеры нам сразу сказали: «Вы обязаны покинуть нашу зону, у вас нет разрешения на посадку в нашей стране». Там, кстати, все диспетчеры – американцы.  Я им отвечаю:   «Если вы мне запрещаете, я тогда буду садиться на берег залива» – «Пожалуйста, это ваша проблема, садитесь, куда хотите». - «Вы возьмете ответственность за жизнь 175 человек на нашем борту?».  Они на это ничего не ответили.  А потом я сообщил, что у меня кончился керосин - я буду садиться у вас в Медине. Слышу, диспетчер стал передавать своим: «Срочно всем покинуть территорию, – заходит русский борт». Мы начали заходить. А ведь мы  не знали  ни аэропорта, ни частот - ничего. А еще плюс,  солнце садится к вечеру, – ничего не видно. Садились практически вслепую. Слава Богу, все обошлось нормально.
- Как развивались события дальше, после посадки?
- Мы сразу же начали  переговоры с террористами, захватившими самолет.  В 6 часов вечера мы сели в Медине, и до середины следующего дня вели с ними переговоры. Нам удалось  добиться того, что они отпустили часть женщин и детей. Это случилось уже около 10 часов вечера. И еще они согласились отпустить нашего бортпроводника, которого ранили. Парень был уже в очень плохом состоянии был, –   его насквозь проткнули заточкой.
-  Террористы пытались проникнуть в кабину пилотов?
- Они очень хотели проникнуть, но мы не давали. Они нам под глазок на двери кабины подносили грудного ребенка, маленькую девочку. Говорят: «Если не откроешь дверь, я ее проткну сейчас». У старшего из террористов,  Супьяна Арсаева, была трость – он хромал. В этой трости он и прятал огромную заточку. «Сейчас всех на шашлык насажу» - орет он. Ребенок кричит, мать держат в салоне - она кричит еще громче… Самый сложный для меня был момент во всей этой истории… Мы дверь не открыли, уговорили их как-то.
Потом они нам бомбу подложили под дверь кабины, сказали, через 30 секунд будет взрыв.  Мы отсчитали на секундомере - взрыва не произошло. Думаем, ну, они, наверное, тоже жить хотят. И вот так продолжалось всю ночь…
- Была ли у экипажа возможность общаться с землей?
- Работники аэродрома подогнали к самолету специальную машину, и наш бортинженер вылезал через окно - ходил на переговоры с властями Саудовской Аравии. 


И Путин прислал телеграмму:
"Мы с вами, ребята, держитесь"…

В штурме самолета нам первоначально отказали. Ночью, где-то часа в три, нам была передана телеграмма от Владимира Владимировича Путина. «Мы с вами, ребята, держитесь». Он просил не допустить перелета в Пакистан или в Афганистан. Я сказал, что мы тут костьми ляжем, но никакого Афганистана с Пакистаном не будет. Ну, вот потихоньку, полегоньку, всевозможными хитростями и мытарствами мы все-таки выстояли.
- Как проходил штурм самолета?
- На следующий день в 12 часов нам дали команду – разрешение на запуск. Мы запустили 2 двигателя. В это время нам незаметно бросили колодки под колеса. Я спрашиваю: «Разрешите выруливать?» – «Ждите» – «Разрешите выруливать?» – «Ждите». Ну, я газу побольше дал, отпустил, смотрю – машина не идет. Сразу подумал: «Значит колодки стоят». А потом была команда от диспетчера: «Срочно покиньте кабину». Я говорю экипажу: «Мужики, прыгайте!»  А мы вдвоем с бортинженером остались.
Самолет штурмовало человек пятьдесят. Хотя, наверное,  все можно было сделать и усилиями нескольких спецназовцев. Нашу «Альфу», как мы потом узнали, не пропустила Саудовская Аравия. Наши ребята ждали, переодетые в форму Саудовской Аравии, но в штурме участвовать не могли. Сауды приняли решение сами производить штурм. При штурме были убиты один пассажир и наша бортпроводница Юля Фомина.
А я уже потом неудачно эвакуировался из кабины. Сорвался, упал и повредил себе руку и ногу. Меня списали с летной работы, дали инвалидность. Вот сейчас здесь работаю… (Н.Виноградов работает экспертом по расследованию авиакатастроф в Межгосударственном Авиационном Комитете – ред.)
 
Из новостного сообщения от 17 марта 2001 года:
Сегодня в 17. 13 минут во Внуково совершил посадку самолет, который доставил в Москву освобожденных накануне пассажиров и членов экипажа «ТУ-154». В экстремальной ситуации, когда любое неправильное движение могло обернуться большой бедой, члены экипажа вели себя профессионально. Достойно, мужественно…
 Первым по трапу спустился командир «ТУ-154». И здесь уже нервы не выдержали ни у кого: цветы, объятья, слезы. Все закончилось. Они вернулись.
 
 
Производство – Студия «Третий Рим» 

весь список

Интервью

115419   Москва
2-й Рощинский пр-д
д.8   стр.5   оф.4
т/ф: +7 495 232-21-73
e-mail: info@3rim.ru