И Королев спросил: "Вы и есть Риточка?"...

Москва, 12 апреля – Студия «Третий Рим»

50 ЛЕТ ПОЛЁТУ ЮРИЯ ГАГАРИНА. МЫ БЫЛИ ПЕРВЫМИ В КОСМОСЕ!

Официальная история космонавтики известна многим. Она связана с именами Космических Генералов - конструкторов, академиков, космонавтов. В хронике тех лет именно по ним выстраивали кадр кинооператоры. И лишь иногда камера выхватывала за их спинами фигуры тех, кто работал на полигоне, готовил старты, обеспечивал полеты. То, о чем потом будут трубить газеты всего мира, было для этих людей всего лишь нормальной будничной работой. 
Предлагаем Вашему вниманию фрагмент интервью с Маргаритой Федоровной Минцковской, испытателем, отвечавшим в ЦУПе за работу всех видов наземной и бортовой связи более трех десятилетий.
  
- Маргарита Федоровна, каким Вам показался Байконур, когда Вы попали на полигон в первый раз?
 
-  Когда я появилась там в первый раз -  полигон еще не назывался «Байконур». Это была войсковая часть «Тюра-там».  На ее территории - только одна гостиница, мы ее называли «Золотой клоп». Приезжаешь - никто тебя, конечно, не встречает. В бюро пропусков твои документы проверяют, и предупреждают только об одном: вещи без присмотра не оставляйте, мы за домашние вещи ответственности не несем. - А куда их девать?! Есть ли камера хранения? - Какая камера хранения?! Вот там есть стол дежурной, поставьте под стол - вот и камера хранения!..
Поселили нас в бараках. 2 унитаза на 72 человека - 4 мужчины и 68 женщин… Чтобы сделать свои дела по-человечески, надо было часов в пять утра вставать. У меня  как раз недавно сын родился, я привыкла ночи не спать, вот я своих подруг и будила.
На барак было 5 умывальников, но два человека одновременно все равно не могли помыться – один кран открываешь, а из остальных вода уже не течет. Да и что за вода  была!  С утра набираешь эту воду в трехлитровую банку и ставишь «на отстой». К вечеру – полбанки осадка, полбанки чистой воды. Так мы и жили первое время. Но эти условия не казались нам какими-то ужасными. Многие из нас после войны жили и в бараках, и в землянках – все это нам было привычно. Кстати, когда у Хрущева после первых запусков иностранные корреспонденты спросили, как живут советские испытатели, он ответил: «Вам так и не снилось». Думаю, вот же умный мужик, как точно ответил!
 
Маргарита Минцковская. Фото 1959 г.- А вообще было понимание того, что Вы участвуете в подготовке чего-то грандиозного?
 
         - Нет, этого мы не чувствовали. Перед самым запуском Гагарина, меня послали в Хабаровск, в региональный пункт управления. Мне тогда было 23 года, а меня посылают ответственным исполнителем – это была очень серьезная должность. Но даже я, ответственный исполнитель, не знала о том, что полетит человек.  Весь день 12 апреля мы провели в пункте управления, в Хабаровск вернулись только к полуночи. Весь город в огнях, все вышли на улицы, мы с трудом пробирались через толпу  – человек полетел! Вот только тогда мы начали понимать, что на самом деле произошло.
 
 
- Как испытатели относились к космонавтам? Это были две разные касты?
 
- Нет, космонавты были нашими друзьями, ведь мы практически одногодки. Гагарин однажды зашел к нам в гости, а у меня бигуди на голове, он меня как шлепнет: «Что это у тебя на голове?», а я ему: «Это у твоей жены косы длинные, а мне с волосами надо что-то делать. Бигуди ему не нравятся!». Очень простые отношения между нами были. На танцах всегда с ними вместе были. В 1964 году на полигоне был набор вольнонаемных – появились молоденькие девчонки. Конечно, замуж хотели выйти, здесь же офицеры. И вот однажды на танцах, к одной такой подошел Леонов: «Разрешите Вас пригласить?». Та оборачивается - парень небольшого роста, рыжеватенький, веснушчатый. Смерила его взглядом: «Я с такими не танцую!» Ну ладно, Леонов пошел к другой. Я говорю: «Ну ты подумай, вот гордые девки, космонавтам отказывают». «Космонавтам?» - девчонка бросилась его догонять, да как теперь найдешь в толпе…
Мы космонавтов очень уважали и любили за то, что они действительно герои. Я вот преклоняюсь перед ними, я бы никогда не полетела в этой банке, как ее называли, никогда! Все это с нуля почти на моих глазах все собиралось - и как оно летает, я не понимаю до сих пор!
 
- То, что Королев не любил женщин на полигоне – легенда или правда?
 
         - Когда я только приехала на полигон, меня все время предупреждали: Сергей Павлович прилетел, Сергей Павлович едет, осторожно. То есть не показывайся ему на глаза. Рассказывали, что он может взять у женщины пропуск и разорвать его  – в 24 часа покинуть полигон. Поэтому когда я с ним в первый раз столкнулась лицом к лицу – очень испугалась.  «Вы и есть Риточка?» – спрашивает. И руку протягивает: «Будем знакомы, Сергей Павлович Королев». Очень хорошо мы пообщались. И потом еще встречались с ним – мы с подругой гуляли как-то по бетонке, он подошел к нам, поделился горем, рассказал, что у него испытатель погиб. Так что я лично эти легенды о нем подтвердить не могу.
Когда в 1965 году Леонов с Беляевым приземлились неизвестно куда, - никто не уходил с работы, все ждали сообщений. И вот заходит к нам в комнату Сергей Павлович и объявляет, что ребят нашли. А в глазах - слезы. Мы привыкли видеть Королева всегда суровым, а тут настолько счастливая улыбка! «Ну я не знаю, что делать», - говорит – «сейчас буду женщин целовать!»
Конечно, у Королева были свои требования. Он, например, запрещал нам обращаться друг к другу «на ты», только «на Вы» или по имени-отчеству. Видимо, считал, что если мы запанибрата, то возникнут какие-то неполадки. Еще не любил, когда женщина ходила в брюках. Но тут уж ничего не поделаешь, если наверху работаешь, как мои подруги антенщицы –  не полезешь же в юбке!
  
- Какой из запусков запомнился Вам больше всего?
 
 - Самым тяжелым для меня был запуск в октябре 1964 года, когда первый раз Комаров, Феоктистов и Егоров полетели без скафандра. Такие были переживания перед полетом - все кругами ходили, ну как же они, ну как же они… Конечно все просчитывалось, но все равно было страшно за ребят. Мы же как одна семья, это члены одной семьи. Первые 20 секунд того полета были «неспасаемыми», то есть, если бы что-то случилось в эти 20 секунд – ребята были обречены. И вот ракета стартует, я поворачиваю голову – стоят генералы, все в напряжении, и считают: «Одиннадцать… двенадцать… тринадцать…»
 
- Как сейчас вспоминаются Вам годы, проведенные на Байконуре?
 
         - Я  счастливый человек... Я с такими людьми удивительными жизнь провела! Для меня сейчас потеря каждого – это горе большое. А любая встреча – радость. Вот  12 апреля мы встречаемся вместе и снова молодеем. Даже звонок телефонный - снимаешь трубку, а оттуда: "Ритк привет!".
 
Маргарита Минцковская с мужем Владимиром
 

* * * * * * * *

 "Советские межпланетные станции «свалились» на Луну" - читать статью


все новости

Новости

115419   Москва
2-й Рощинский пр-д
д.8   стр.5   оф.4
т/ф: +7 495 232-21-73
e-mail: info@3rim.ru